Нет, а-а… нет, спасибо, сэр.  – Ему трудно было говорить – наверное потому, что он не был уверен, что его появлению рады.  – Сэр, мне кажется… что с ТРАНСТЕКСТОМ какая-то проблема. Стратмор закрыл дверцу холодильника и без тени волнения взглянул на Чатрукьяна. – Ты имеешь в виду работающий монитор. Чатрукьян растерялся. – Так вы обратили внимание.

Там подают отличный карпаччо.  – Хейл улыбнулся.  – Что скажешь. А потом мы могли бы… – Выкинь это из головы. – Сколько в тебе снобизма.  – Хейл вздохнул и повернулся к своему компьютеру.

Беккер зашагал по комнате. – На руке умершего было золотое кольцо. Я хочу его забрать. – У м-меня его. Беккер покровительственно улыбнулся и перевел взгляд на дверь в ванную. – А у Росио. Капельки Росы. Лицо мужчины из мертвенно-бледного стало красным. – Вы знаете Капельку Росы? – Вытерев пот со лба рукавом халата, он собирался что-то сказать, но тут отворилась дверь в ванную. Мужчины оглянулись.

– Читается сверху. Танкадо прислал нам письмо. ГЛАВА 122 – Шесть минут! – крикнул техник. Сьюзан отдала приказ: – Перепечатайте сверху. Нужно читать по вертикали, а не по горизонтали. Пальцы Соши стремительно забегали по клавишам.

На полке с компьютерными деталями, спрятанными за накопителем носителей информации, лежала кружка выпускника Стэнфордского университета и тестер. Не коснувшись краев, он вытащил из нее ключ Медеко. – Поразительно, – пробурчал он, – что сотрудникам лаборатории систем безопасности ничего об этом не известно. ГЛАВА 47 – Шифр ценой в миллиард долларов? – усмехнулась Мидж, столкнувшись с Бринкерхоффом в коридоре.

 – Ничего.

– Клянусь, – сказал. Она смотрела на него с недоумением. – Надеюсь, это не уловка с целью заставить меня скинуть платье. – Мидж, я бы никогда… – начал он с фальшивым смирением.

Сьюзан закрыла дверь и подошла ближе. Голоса заглушал шум генераторов. Казалось, говорившие находились этажом ниже.

Даже если файл Танкадо будет прочитан прямо сейчас, это все равно будет означать, что АНБ идет ко дну. С такими темпами шифровалка сумеет вскрывать не больше двух шифров в сутки. В то время как даже при нынешнем рекорде – сто пятьдесят вскрытых шифров в день – они не успевают расшифровывать всю перехватываемую информацию. – Танкадо звонил мне в прошлом месяце, – сказал Стратмор, прервав размышления Сьюзан.

– Танкадо звонил вам? – удивилась. Он кивнул: – Чтобы предупредить.

– Предупредить. Он же вас ненавидит. – Он позвонил и предупредил, что заканчивает работу над алгоритмом, создающим абсолютно стойкие шифры. Я ему не поверил. – Но зачем он вам об этом сообщил? – спросила Сьюзан.  – Хотел предложить вам купить этот алгоритм. – Нет.

Поглощение огромных объемов информации сродни беспорядочным половым связям: какие меры предосторожности ни принимай, рано или поздно подхватишь какую-нибудь гадость. Чатрукьян просмотрел список и изумился еще. Все файлы прошли проверку, в них не было обнаружено ничего необычного, а это означало, что ТРАНСТЕКСТ безукоризненно чист.

Но это полный абсурд. Неужели Хейл никогда не слышал о принципе Бергофского. – Вот что нам надо сделать.  – Стратмор начал спокойно излагать свой план.  – Мы сотрем всю переписку Хейла с Танкадо, уничтожим записи о том, что я обошел систему фильтров, все диагнозы Чатрукьяна относительно ТРАНСТЕКСТА, все данные о работе компьютера над Цифровой крепостью, одним словом -.

Цифровая крепость исчезнет бесследно. Словно ее никогда не. Мы похороним ключ Хейла и станем молиться Богу, чтобы Дэвид нашел копию, которая была у Танкадо.

Дэвид, вспомнила Сьюзан. Она заставляла себя не думать о .

Вот. Если мы – охранники общества, то кто будет следить за нами, чтобы мы не стали угрозой обществу. Сьюзан покачала головой, не зная, что на это возразить. Хейл улыбнулся: – Так заканчивал Танкадо все свои письма ко. Это было его любимое изречение.

Сьюзан поспешила за ним, пытаясь увидеть его силуэт. Коммандер обогнул ТРАНСТЕКСТ и, приблизившись к люку, заглянул в бурлящую, окутанную паром бездну. Молча обернулся, бросил взгляд на погруженную во тьму шифровалку и, нагнувшись приподнял тяжелую крышку люка. Она описала дугу и, когда он отпустил руку, с грохотом закрыла люк.

Шифровалка снова превратилась в затихшую черную пещеру.

Скорее всего Северная Дакота попал в ловушку. Стратмор опустился на колени и повернул тяжелый винтовой замок. Теперь крышку не поднять изнутри. Подсобка компьютера надежно закрыта. Ни он, ни Сьюзан не услышали тихих шагов в направлении Третьего узла. ГЛАВА 60 По зеркальному коридору Двухцветный отправился с наружной террасы в танцевальный зал.

Меган с силой толкнула стенку секции, но та не поддавалась. С ужасом девушка увидела, что сумка застряла в двери. Она наклонилась и что было сил потянула ее, стараясь высвободить застрявшую часть. Затуманенные глаза Беккера не отрываясь смотрели на торчащий из двери кусок ткани. Он рванулся, вытянув вперед руки, к этой заветной щели, из которой торчал красный хвост сумки, и упал вперед, но его вытянутая рука не достала до .

Откуда-то сзади до них долетело эхо чьих-то громких, решительных шагов. Обернувшись, они увидели быстро приближавшуюся к ним громадную черную фигуру. Сьюзан никогда не видела этого человека раньше. Подойдя вплотную, незнакомец буквально пронзил ее взглядом. – Кто это? – спросил. – Сьюзан Флетчер, – ответил Бринкерхофф.

Человек-гигант удивленно поднял брови. Даже перепачканная сажей и промокшая, Сьюзан Флетчер производила более сильное впечатление, чем он мог предположить.

– А коммандер? – спросил. Бринкерхофф покачал головой.

Personality types