Но я скажу тебе, что собираюсь сделать… – Скажу тебе, что ты наглая лгунья, вот что я сделаю.  – Пожалуй, я куплю тебе билет. Белокурая девушка смотрела на него недоверчиво. – Вы это сделаете? – выдавила она, и глаза ее засветились надеждой.  – Вы купите мне билет домой. О Боже, я вам так благодарна. Беккер растерялся. Очевидно, он ошибался. Девушка обвила его руками. – Это лето было такое ужасное, – говорила она, чуть не плача.

Он решил сменить тактику: – Я из специальной группы, занимающейся туристами. Отдайте кольцо, или мне придется отвести вас в участок и… – И что? – спросила она, подняв брови в притворном ужасе. Беккер замолчал.

– Скажи, что он нашел кольцо. Но коммандер поймал ее взгляд и нахмурился. Значит, это не Дэвид. Сьюзан почувствовала, что у нее перехватило дыхание. Она лишь хотела знать, что человек, которого она любит, в безопасности. Стратмор, в свою очередь, тоже сгорал от нетерпения, но подругой причине. Если Дэвид и дальше задержится, придется послать ему на помощь кого-то из полевых агентов АНБ, а это было связано с риском, которого коммандер всеми силами хотел избежать.

– Коммандер, – сказал Чатрукьян, – я уверен, что нам надо проверить… – Подождите минутку, – сказал Стратмор в трубку, извинившись перед собеседником.

Он прикрыл микрофон телефона рукой и гневно посмотрел на своего молодого сотрудника.  – Мистер Чатрукьян, – буквально прорычал он, – дискуссия закончена. Вы должны немедленно покинуть шифровалку. Немедленно.

Стратмор поднял руку, давая понять, что ему нужно подумать. Сьюзан опасливо перевела взгляд в сторону люка. Его не было видно за корпусом ТРАНСТЕКСТА, но красноватое сияние отражалось от черного кафеля подобно огню, отражающемуся ото льда.

И весь мир сразу же узнает о ТРАНСТЕКСТЕ. Сьюзан вопросительно смотрела на. – Это совсем просто, Сьюзан, мы позволим правде выйти за эти стены. Мы скажем миру, что у АНБ есть компьютер, способный взломать любой код, кроме Цифровой крепости, – И все бросятся доставать Цифровую крепость… не зная, что для нас это пройденный этап.

Стратмор кивнул: – Совершенно.  – Повисла продолжительная пауза.  – Прости, что я тебе лгал. Попытка переделать Цифровую крепость – дело серьезное и хлопотное.

Я не хотел тебя впутывать. – Я… понимаю, – тихо сказала она, все еще находясь под впечатлением его блистательного замысла.

Потому что дело именно в. Он что-то скрывает. Джабба вытаращил глаза: – Мидж, дорогая. Я по уши опутан кабелем.

Угадать ключи к ним невозможно. Если вы думаете, что можно ввести шестьсот миллионов ключей за сорок пять минут, то пожалуйста. – Ключ находится в Испании, – еле слышно произнесла Сьюзан, и все повернулись к. Это были ее первые слова за очень долгое время. Сьюзан подняла голову. Глаза ее были затуманены.

Дверь, ведущая в ванную, закрыта. – Prostituiert? – Немец бросил боязливый взгляд на дверь в ванную. Он был крупнее, чем ожидал Беккер. Волосатая грудь начиналась сразу под тройным подбородком и выпячивалась ничуть не меньше, чем живот необъятного размера, на котором едва сходился пояс купального халата с фирменным знаком отеля. Беккер старался придать своему лицу как можно более угрожающее выражение.

Он собирался следить за ходом аукциона по телефону. Но нам известно, где. – И вы не хотите ничего предпринять. – Нет. Он подстраховался – передал копию ключа анонимной третьей стороне на тот случай… ну, если с ним что-нибудь случится. Это можно было предвидеть, – подумала Сьюзан. -Ангел-хранитель. – И, полагаю, если с Танкадо что-нибудь случится, эта загадочная личность продаст ключ. – Хуже. Если Танкадо убьют, этот человек опубликует пароль.

– Его партнер опубликует ключ? – недоуменно переспросила Сьюзан.

Стратмор кивнул: – Он разместит его в Интернете, напечатает в газетах, на рекламных щитах.

Она отвалилась вместе с содранной кожей. Чип, который он должен был припаять, упал ему на голову. – Проклятие. Телефон звонил не переставая. Джабба решил не обращать на него внимания.

Разумеется. Но мне она неизвестна. – Видите ли, ситуация не столь проста. Вы сказали, что самолет улетел почти пустой. Быть может, вы могли бы… – Право же, без фамилии я ничего не могу поделать. – И все-таки, – прервал ее Беккер. Ему в голову пришла другая мысль.  – Вы дежурили все это время. – Моя смена от семи до семи, – кивнула женщина. – Тогда вы наверняка ее видели.

Это совсем молоденькая девушка. Лет пятнадцати-шестнадцати. Волосы… – Не успев договорить, он понял, что совершил ошибку.

Кассирша сощурилась.

Ей нужно было сосредоточиться на неотложных вещах, требующих срочного решения. – Я возьму на себя лабораторию систем безопасности, – сказал Стратмор.  – Всю статистику по работе ТРАНСТЕКСТА, все данные о мутациях. Ты займешься Третьим узлом. Сотрешь всю электронную почту Хейла.

Халохот прокручивал в голове дальнейшие события. Все было очень просто: подойдя к жертве вплотную, нужно низко держать револьвер, чтобы никто не заметил, сделать два выстрела в спину, Беккер начнет падать, Халохот подхватит его и оттащит к скамье, как друга, которому вдруг стало плохо. Затем он быстро побежит в заднюю часть собора, словно бы за помощью, и в возникшей неразберихе исчезнет прежде, чем люди поймут, что произошло.

Пять человек. Четверо. Всего трое. Халохот стиснул револьвер в руке, не вынимая из кармана.

Он будет стрелять с бедра, направляя дуло вверх, в спину Беккера. Пуля пробьет либо позвоночник, либо легкие, а затем сердце. Если даже он не попадет в сердце, Беккер будет убит: разрыв легкого смертелен.

Top 5 Dating Apps That Aren’t Creepy